Как муравьи общаются между собой

Как муравьи общаются между собой?

Усиками- антеннами – например встретятся голодный и сытый муравьи, пошевелят усиками и сытый отрыгнёт сладкую капельку, а голодный её слизнёт.

Муравьи разводят тлей — пасут их, охраняют и доят (то есть выдавливают из тлей сладкое молочко, которое любят муравьи.

1. Хитиновый покров муравьев листорезов очень прочен. Зажатые килограммовой гирей между двух стекол, они неподвижны, как мертвые. Но стоит убрать груз, и насекомые как ни в чем не бывало отправляются по своим делам.

2. В среднее по силе гнездо ежеминутно сносится всего два-три десятка насекомых, за час их поступает уже тысячи полторы, за день – около двадцати тысяч, а за пять-шесть месяцев, пока муравьи в средних широтах активны, пусть за это время будет даже только сто не холодных дней, муравейник очистит лес от двух миллионов насекомых.

3. “Муравьиная кислота” обладает, великолепным болеутоляющим, противовоспалительным, согревающим и проникающим тонизирующим свойствами и используется для лечения таких заболеваний, как: артрит, артроз, остеохондроз, ревматизм, варикозное расширение вен, отложение солей, подагра и пр.

4. Некоторые виды муравьев могут пролежать под водой до четырех суток, а затем извлеченные оттуда, на сухое теплое место, скоро оживают и ведут себя дальше как ни в чем не бывало.

5. Муравьиная матка Экофилла в первые недели жизни откладывает не больше двух-четырех яиц в день, однако через год-два их насчитывается уже по десять тысяч в сутки.

6. Оказывается муравьиные яйца способны питаться и расти. С самого начала матка откладывает недоразвитое яйцо, в котором содержится минимум питательных веществ, что не дает возможности развитию зародыша. Однако рабочие муравьи постоянно подкармливают яйца, облизывая их. В их слюне содержится много питательных веществ, которые всасываясь проникают сквозь оболочку и яйцо постепенно увеличивается в объеме. Выходит, в отличие от яиц многих насекомых, муравьиное яйцо в том виде, как оно подхвачено рабочим-повитухой, еще не содержит всего количества питательных веществ, потребного для созревания личинки. Благодаря питающему облизыванию яйца разрастаются, а одновременно слюна, обладающая бактерицидными свойствами, убивает на их оболочке споры губительной плесени и склеивает их в пакеты.

7. В мире на каждого человека приходится один миллион муравьев.

8. Муравьи – единственные существа, не считая человека, занимающиеся выращиванием домашних животных.

Не все муравьи столь трудолюбивы, как это принято считать. Наблюдения показали, что 80% муравьев занимаются общественно полезной работой – чистят жилище, собирают корм; зато остальные – бьют баклуши. Ситуация не изменилась даже после того, как ученые убрали часть «работающих» муравьев. У оставшихся «трудяг» деятельность закипела с удвоенной силой, а бездельники так и остались не у дел. Возможным объяснением столь странного поведения последних может служить либо их преклонный возраст, либо патологическая лень.

Муравьи – активные хищники, но вместе с тем они держат и «домашний скот». В его роли выступает тля, причем поедают муравьи не только ее саму, но и ее выделения. Это не является формой паразитизма, поскольку без муравьиной заботы тля погибает гораздо раньше от других хищников. Муравьи пасут тлей на близрастущих растениях, оберегают их. И по первому требованию тля выделяет им излишки нектара. Чтобы «выдоить» тлю, муравей щекочет усиками ее брюшко.

В муравейнике действует своя система наказаний. К примеру, если здоровый муравей-фуражер (занимающийся поиском пищи) несколько раз подряд возвращается в муравейник ни с чем, его «казнят» – убивают и самого пускают на фураж. Любопытно, что совершенно по-другому поступают муравьи с теми, кто потерял трудоспособность в результате увечья. Их кормят до тех пор, пока те в состоянии просить еду, то есть постукивать усиками по определенным участкам головы здорового муравья.

Насекомое с самым большим мозгом по отношению к телу – муравей

Муравей может поднять груз приблизительно в 100 раз тяжелее собственного веса

Муравьи никогда не спят! Они отдыхают

Муравьи почти всеядны и нападают на любую добычу, с которой могут совладать, не брезгуют они и мертвыми насекомыми.

Муравьи – один из самых старых существующих видов насекомых на Земле. Окаменелости муравья были найдены более чем 100 миллионов лет тому назад. Муравьи, которых вы видите сегодня, не очень отличны от муравьев, найденных более чем 100 миллионов лет тому назад.

По своему общественному устройству муравьи – наиболее близкие к человеку существа на Земле. Каждое новое открытие в мирмекологии (науке о муравьях) лишь подтверждает это.

Цивилизация муравьев — интереснейший объект для изучения и созерцания. Муравьи привыкли жить сообществами. Если рассадить муравьев по отдельности и группами, то те, которые остались в одиночестве, быстрее погибнут. Куда муравьи всё время торопятся, куда бегут? Они вынуждены ухаживать за яйцами и постоянно возится с личинками. Куколки у пчел, например, содержатся каждая в полном покое и строгой изоляции; муравьи же своих куколок переносят с места на место даже чаще, чем личинок или яйца.

Когда муравей созреет и ему приходит пора вылупиться из шелкового кокона, он его не сам покидает. Челюсти молодого муравья слишком мягки, чтобы справиться с жесткой скорлупой. Выход из кокона открывают выполняющие роль повивальной бабки старшие муравьи. Они извне разрезают кокон и помогают своему новому собрату выйти. Самцам или самкам, выходящим на свет, муравьи расправляют слежавшиеся в коконе крылья. Этих своих крылатых сестер и братьев рабочие муравьи кормят с первого до последнего дня их жизни. Молодые рабочие муравьи получают пищу от старших только в первые дни. Проще говоря, жизнь будущего поколения муравьев находится в лапах рабочих муравьев, вот они и суетятся постоянно

Весной у молодых муравьёв отрастают крылья и они вылетают из муравейника на свадебный сезон. Крупная самка спаривается с маленьким самцом – он висит у нее на конце брюшка. После “свадьбы” самка теряет крылья и ищет место для нового гнезда, а самец погибает

Дата добавления: 2016-10-30 ; просмотров: 883 | Нарушение авторских прав

Тайное общество. Как общаются муравьи

В №16 «АиФ. На даче» мы уже рассказывали про «классовое» муравьиное общество и предложили несколько экологически чистых способов борьбы с садовыми муравьями.

Муравей-одиночка — скорее персонаж басни, детского стиха или мультфильма, но не реальное явление. В природе муравей — член многочисленной группы (семьи). Община дружно и слаженно живёт в построенном общими усилиями подземном «замке» и делит добытую «отделом снабжения» пищу на всех. Конечно же, такой образ жизни невозможен без общения муравьёв между собой.

Инфраструктура

Каждая семья муравьёв защищает своё гнездо, причём вместе с его окрестностями. Между охраняемыми территориями разных семей устанавливаются нейтральные зоны, не посещаемые муравьями-снабженцами из гнёзд-конкурентов.

При частом пользовании одними и теми же маршрутами муравьиные «продовольственные отряды» протаптывают дороги. Они могут быть временными, ведущими к источнику пищи с ограниченными запасами, но бывают и постоянными, если проложены к колониям тлей и постоянным охотничьим угодьям или связывают основной муравейник с кормовыми либо специальными расплодными («детсадовскими») муравейниками. Такие «шоссе» часто разветвляются. Постоянные дороги могут сохраняться в течение десятков лет.

Иногда крупные семьи муравьёв на периферии больших кормовых участков строят «подсобные помещения». Это могут быть временные убежища для фуражиров (разведчиков, охотников или сборщиков пищи), а также специальные «сарайчики» для тлей и других насекомых, снабжающих семью пищей.

Некоторые виды муравьёв используют отдельные летние и зимние гнёзда. При уходе на зимовку оставляемые летние «дачи» тщательно консервируются. Так же поступают с зимними «квартирами» при переселении в летние гнёзда. Пустующее зимнее жилище регулярно посещается и охраняется.

Продовольственная политика

Провиант, принесённый в гнездо муравьями-добытчиками, распределяется между членами общины путём передачи пищи по цепочке, которая охватывает всех членов семьи. Вместе с пищей муравьи передают и выделения своих желёз, обмениваясь таким образом информацией о составе и состоянии общины.

Летом часть жидкой пищи накапливается в зобиках рабочих на случай плохой погоды. На зиму рабочие муравьи откладывают внутри тела жировые запасы. Источником образования жира служит сахар, получаемый ими из выделений тлей и других сосущих вредителей растений. Муравейник с миллионным населением к осени накапливает 4 кг жировых запасов. Этого достаточно не только для зимовки, но и для весеннего пробуждения, разогрева гнезда и выкармливания первого весеннего поколения.

Языки общения

Чаще всего рабочие муравьи общаются между собой тактильными сигналами, прикасаясь друг к другу усиками, увлекают примером («делай как я») или стимулируют сотрудника передачей пищи.

Фуражиры-муравьи (подобно пчёлам) используют «язык поз» при передаче другим членам продовольственного отряда сведения о его состоянии и ситуации, в которой он оказался.

«Охотники» способны работать группой, каждый член которой чётко знает свои обязанности и манёвры. «Стайная» охота и совместная транспортировка добычи среди насекомых развиты только у муравьёв.

Читать еще:  Как отправить муравьев в квартире

Рабочие муравьи могут общаться между собой, выделяя специальные пахучие вещества. Например, при угрозе гнезду муравей-наблюдатель не бежит сломя голову в помещение, а выпускает химический сигнал тревоги — и рабочие на поверхности «дома» готовятся к обороне. Муравей-разведчик специально оставляет за собой особым образом пахнущие «следы», которые обеспечивают приход к добыче других фуражиров. А самое важное — запах определяет родство. Муравьи из одного муравейника пахнут одинаково. Муравья с иным, резко отличающимся запахом охранники могут прогнать из муравейника или даже убить.

«Они» и мы

Хотя дисциплина и организованность муравьёв при знакомстве с ними не могут не вызывать определённого уважения, эти насекомые способны принести на садовом участке большой вред. Присутствие гнезда на грядках снижает урожай, а если оно ещё и расширяется, то растения могут погибнуть. Подземная часть муравейника иногда уходит на глубину до 1,5 м. При этом до 70% рабочих муравьёв постоянно находятся в гнезде и могут никогда не выходить на поверхность почвы, получая пищу, принесённую «продовольственными отрядами». Это крайне осложняет борьбу с этими насекомыми.

Даже если садоводу удаётся уничтожить всех муравьёв на поверхности участка, в случае сохранения «царицы» и молодых рабочих муравьёв под землёй состав семьи вскоре восстановится. Или даже может увеличиться! Чтобы извести всю колонию, нужно обязательно уничтожить всех «цариц».

2 радикальных способа борьбы с муравьями

1. Приготовьте отравленную приманку. Многие используют ядовитые приманки с кишечным ядом медленного действия (на основе буры или борной кислоты) с мёдом или сахаром. Один из рецептов смеси: в 100 г воды полностью растворяют 3–5 г буры, 40 г сахара, 10 г мёда и несколько капель ванильной или грушевой эссенции. Смесь разливают в плоские ёмкости (без посторонних запахов) и ставят возле муравейника или у муравьиных троп. На край можно уложить соломинки, чтобы муравьям легче было добраться до приманки.

По мере подсыхания приманку меняют, а через 3–5 дней после исчезновения муравьёв её убирают.

Рабочие особи погибают спустя 4–5 дней после поедания приманки. Они успевают накормить ею «царицу» и личинок. В результате главная самка гнезда перестаёт откладывать яйца и гибнет. Численность рабочих снижается, уход за потомством и яйцами прекращается, и колония погибает.

При изготовлении приманки нельзя увеличивать дозировку буры! Рабочие должны погибнуть после того, как они доставят пищу в гнездо и накормят «царицу».

Отравленные приманки расставляют в местах, недоступных для детей и домашних животных.

2. Примените «тяжёлую артиллерию». Если приманки и экологически чистые средства против муравьёв не помогают, нужно обработать участок гранулированными химическими препаратами на основе диазинона: Баргузин, Гром, Гром‑2, Муравьин, Медветокс. Применять их можно в течение всего лета от момента, когда вы только обнаружили места скопления муравьёв до опадения листьев и ухода муравьёв в зимнюю спячку. Норма расхода — 20–30 г/10 м 2.

Придётся потрудиться — перед применением необходимо раскопать муравейник на глубину хотя бы 2–3 см и уже затем равномерно рассеять препарат и засыпать раскоп. Можно также использовать препарат Муравьед с нормой расхода при опрыскивании 10 л раствора (по инструкции) на 5 м2.

Проводите обработки с соблюдением всех правил безопасности.

Муравьиные разговоры

До сих пор считалось, что муравьи общаются при помощи усиков-антенн. Ученые даже доказывали это экспериментально. Ампутируйте усики у муравья, — и он родного брата не признает. Но если такой покалеченный мураш и не может ничего «сказать», то у его невредимых собратьев есть в запасе средства общения и помимо антенн. Так, во всяком случае, утверждает энтомолог П. И. Мариковский. Наблюдая за черным лесным муравьем-древоточцем, он пришел к выводу, что сложные взаимоотношения членов муравьиной семьи сопровождаются своеобразными «жестами». И их иначе не истолкуешь, как сигналы, несущие определенную информацию, которую вполне возможно перевести на человеческий язык. Пока удалось расшифровать и проверить всего несколько сигналов. Но кто может поручиться, что тщательные наблюдения не умножат их числа?

Легче всего оказалось разгадать сигналы, связанные с кормлением. Они так же просты и очевидны, как сама потребность в пище. Снабжать муравейник едой призваны муравьи-солдаты. Обнаружив и осилив добычу, они, прежде всего, набрасываются на нее сами. Поэтому в муравейник попадают только остатки, если они, конечно, имеются. Но и их перехватывают у входа в муравейник шмыгающие тут же древоточцы. Ну а тем, которые не успели урвать кусочек, остается выпросить его у наевшихся.

Проситель так и делает: он поднимает голову на 90 градусов, раскрывает челюсть и подставляет ее под голову насытившегося собрата, одновременно поглаживая его усиками: «Дай поесть!». Но, как известно, сытый голодного не разумеет: он не желает расстаться с проглоченным кусочком и опустошать свой зобик.

Голодный, однако, не оставляет своих притязаний: он слегка выгибается всем телом, поворачивает голову на 180 градусов и снова подставляет свои челюсти под голову сытого. Это уже усиленная просьба: «Прошу, дай поесть».

Если и этот сигнал не помогает, просящий широко раскрывает челюсти и с силой ударяет ими по челюстям сытого скряги, как будто собираясь забить их внутрь. Просьба превращается в приказ: «Немедленно дай есть!» и обычно приводит к желаемому результату.

С охотой и добычей пищи связаны два других любопытных сигнала. Выяснив, что добыча явно несъедобна, муравей-разведчик забирается на нее и тут же спрыгивает назад: «В пищу негоден!». Иногда достаточно одного этого сигнала, чтобы толпа нападающих поредела, потеряв к добыче всякий интерес. Чаще его приходится повторять несколько раз.

Если для овладения добычей, обнаруженной в стороне от муравейнина, требуется подмога, то несколько муравьев возвращается в родное гнездо за помощью. Тогда их сигналы напоминают знаменитые танцы пчел. «Зазывалы» описывают круги или петли, в зависимости от положения находящихся поблизости муравьев, и головой наносят каждому удар по корпусу. Направление этого удара указывает путь к месту, где находится добыча: «Туда, на помощь!».

Древоточцы периодически отрываются от выполняемой работы и совершают пробежку по всем закоулкам муравейника. Это помогает им быть в курсе всех дел и, если нужно, быстро переключиться на другое занятие. Но поглощенного своим делом муравья не всегда легко оторвать от дела. И отвлекающий его получает короткий удар челюстью. «Отстань!» — огрызается увлеченный работник, и этого достаточно, чтобы его оставили в покое.

Встретив противника и по каким-либо причинам не желая вступать с ним в драку, муравей считает своим долгом припугнуть его. На всякий случай. Приподнявшись на задних ногах, он выставляет вперед брюшко, как бы приноравливаясь брызнуть кислотой: «Берегись!». Однако это только жест, Древоточец не может разбрызгивать кислоту на расстоянии, как, скажем, рыжий лесной муравей, у которого он, наверное, и позаимствовал эту позу угрозы.

Как известно, в муравейнике каждый занят своим делом: маленькие рабочие муравьи домашним хозяйством, крупные солдаты — охотой, охраной и сражениями. В дни мира солдат вял и инертен, что не лишено определенной целесообразности: относясь безразлично ко всему на свете, он не делает исключения и для еды. А это благоприятно отражается на экономике колонии.

Даже выставленные для охраны муравейника солдаты лениво слоняются у его входа. Время от времени, когда их пути пересекаются, они постукивают головой о голову соседа, как деревенский сторож в колотушку. Эти удары, приходящиеся то спереди, то сбоку, то слегка сзади, как бы напоминают сторожам: «Будь бдителен!».

Любой посторонний запах заставляет солдата насторожиться и сигнализировать об опасности. Он поднимает голову вверх, широко раздвигает челюсти и с силой ударяет ими по дереву. Если такой удар приходится по тонной перегородке между жилыми камерами, он воспринимается как легкий стук даже ухом наблюдателя-человека. Нет сомнения, что он прекрасно воспринимается обитателями муравейника, потому что тонкие стенки отлично передают звуковые сигналы.

Когда угроза нападения становится реальной, первая забота муравьев — привести армию в боевую готовность. Роль такого возбуждающего средства для апатичных солдат исполняют юркие рабочие муравьи. Они приближаются к солдату спереди и начинают вибрировать головой сверху вниз, ударяя ею по голове солдата. Солдаты постепенно теряют свою медлительность, возбуждаются и сами начинают усиленно трясти головой: «Тревога!».

В разгар битвы, когда солдаты заняты истреблением противника, они издают любопытный сигнал, тоже рассчитанный на слуховое восприятие. Покончив с очередным врагом, солдат вдохновляет себя на новую схватку молниеносным ударом брюшка по дереву: «В бой!». (А еще во время битвы муравьи-воины активно выделяют муравьиный яд, который широко используется в медицине, например при лечении ревматизма, артрозов, подагры и даже при имплантации зубов в качестве антисептического и болеутоляющего средства).

И после битвы муравьи еще долго не могут прийти в себя: им всюду мерещатся враги. Встречаясь друг с другом в муравейнике вместо обычного дружественного ощупывания усиками они ограничиваются легкими подскоками вперед и назад и ударами челюстями. «Кто ты?» — спрашивают они собратьев в приливе бдительности.

Читать еще:  Как избавиться от черных муравьев в квартире раз и навсегда

Это первые наблюдения, сделанные ученым, но и они приводят его к интересным размышлениям. Давайте припомним муравьиные сигналы. Одни представляют собой реальные действия, которые воспринимаются окружающими. Таковы сигналы: «Дай поесть!» или «Берегись!».

Другая группа сигналов представляет собою действия, но более условные, совершаемые уже для выражения состояния сигналящего муравья. Например, «Чужой запах!». Эти сигналы в случае необходимости становятся реальными действиями, направленными на какой-либо объект.

И, наконец, есть третья группа сигналов, в которых пантомима принимает совсем отвлеченный характер. Это наиболее древняя группа сигналов представляет собою условные действия, выражающие определенное состояние, потребность. К ним относятся сигналы: «В бой!», «Тревога!», «Кто ты?».

При этом можно заметить некоторую общность между сигналами «Чужой запах!» (удар головой по дереву) и «Тревога!» (вибрация головой, как бы серия таких ударов). Очевидно, второй — отвлеченный — произошел от первого сигнала-действия. Таким образом, язык древоточца как бы прошел путь, общий для развития всякого языка жестов: от прямых действий к движениям, которые постепенно приобретают оттенок условности, затем теряют связь с действием, становясь условными сигналами.

Муравьи, кто они? (123 стр.)

В лесах, где много муравейников рыжего лесного муравья, всегда можно услышать от местных жителей рассказ о том, что на поверхности муравьиной кучи иногда появляется кусок какого-то вязкого вещества, пахнущего муравьиной кислотой. Вокруг этого вещества царит величайшее оживление, копошатся муравьи. Это вещество вскоре исчезает. В народе его называют муравьиным маслом. Что это такое – никто не знает, Никому из ученых не удавалось его видеть и многие из них поэтому в его существование не верят, и как всегда объясняют выдумкой, передаваемой из уст в уста. Но удивительно: похожие друг на друга сообщения о муравьиной масле можно услышать в различных районах нашей страны и у разных народов.

Много лет наблюдая рыжих лесных муравьев, я надеялся увидеть это муравьиной масло, узнать, что это такое и для чего оно предназначено. Но мне не посчастливилось. И может быть, не решился о нем рассказать в этой книжке, если бы мне не попался на глаза очерк известного писателя И.Соколова-Микитова. Вот он, опубликованный в журнале “Смена”.

“Очень давно, когда отец впервые стал брать меня на охоту, произошел такой редкий случай. Мы ехали по лесу на дрожках. Было раннее утро, на деревьях и на траве сверкала обильная роса. Пахло грибами сосновой хвоей.

У большого дерева отец остановил лошадь. – Посмотри-ка, сказал он, показывая на огромную муравьиную кучу, возвышавшуюся из папоротника. – Там лежит муравьиной масло.

Почти на вершине кучи лежал небольшой кусок какого-то светло-желтого вещества, очень похожего на обыкновенное сливочное масло. Мы сошли с дрожек и стали рассматривать загадочное вещество, по которому бегали муравьи.

Отец рассказал мне, что ему приходилось находить на муравьиных кучах такое “муравьиной масло”, но увидеть его редко кому удается.

Мы положили кусок “масла” в кружку, которую брали с собой на охоту, обвязали бумагой и спрятали под деревом. На обратном пути мы собирались взять “муравьиного масла”.

Вечером мы возвращались с охоты. Отец вынул из-под дерева кружку и снял бумагу. “Масла” в кружке осталось совсем немного, – оно улетучилось.

Остаток “муравьиного масла” мы привезли домой. В теплой комнате оно распустилось, стало жидким и прозрачным. От него резко пахло муравьиным спиртом.

Этим маслом растирала поясницу жившая у нас бабушка и всех уверяла, что лесное лекарство очень помогает от мучившего ее прострела.

За всю долгую жизнь мне не приходилось потом находить загадочное “муравьиной масло”. Я расспрашивал опытных людей и знакомых энтомологов, заглядывал в книги, но “муравьиное масло”, которое в детстве я видел своими глазами, так и осталось загадкой”.

Муравьи разговаривают

Муравьи – высокоорганизованные общественные насекомые. Их жизнь и поведение сложны, многообразны и таят массу загадок. Одна из них – способность к сигнализации.

Умеют ли муравьи разговаривать друг с другом? Издавна ученые, которым приходилось изучать муравьев, задавали себе этот вопрос. И все они приходили к твердому убеждению – да, муравьи могут передавать друг другу сообщения о находке добычи, о грозящей опасности, о необходимой помощи и о многом другом. Но как они это делают – никто сказать не мог.

Муравьи могут объясняться звуками в различных диапазонах, в том числе кроме обычных для нас ультра– и инфразвуками. У некоторых муравьев хорошо развиты так называемые органы стридуляции. Между первым и вторым сегментами брюшка располагается полоска черточек, по которым движется острый скребок. У австралийских Понерин стридуляция так сильно развита, что она даже различима слухом человека. Из-за этой особенности муравьев Понерин называют “Поющими”. Некоторые муравьи имеют даже два типа насечек. Благодаря им, а также различному темпу стридуляции, возможна подача нескольких разных звуковых сигналов.

Но вот интересно! Поющие Понерины, разделенные на изолированные друг от друга группы, не видя друг друга издают звуки и заканчивают их одновременно и как бы по команде. По всей вероятности у них существует еще какой-то другой дополнительный тип сигналов. Каков он – сказать трудно.

Многие ученые склонны полагать, что главный язык, с помощью которого общаются муравьи, химический. Муравьи, выделяя пахучие вещества, или как их называют, феромоны, якобы обозначают ими направление пути, объявляют тревогу и подают другие сигналы. Химический язык муравьев вызвал большой интерес ученых. Однако химические сигналы, также как и сигналы звуковые, только один из способов общения муравьев со своими собратьями. Они не могут объяснить всего многообразия муравьиного разговора. Для универсального использования феромонов пришлось бы иметь слишком большой набор желез, выделяющих различные пахучие вещества. К тому же муравьи большую часть жизни проводят в темных лабиринтах своего жилища, вырытых в земле или проточенных в древесине, в тесном соприкосновении друг с другом. В гнезде же объяснятся запахами трудно, да и небезопасно для здоровья, насыщая его газами. Поэтому у муравьев, по моему глубокому убеждению, должен быть развит язык жестов и прикосновений.

Об этой области муравьиного “языкознания” также было высказано немало суждений. К сожалению, большей частью они не шли дальше догадок и предположений. Почему-то среди специалистов по муравьям укоренилось мнение, что муравьи объясняются друг с другом усиками-антеннами. Усики – сложный орган обоняния и других чувств. Различный характер и ритм их движений, прикосновений и поглаживаний выражают, по мнению многих ученых, определенные сигналы. Но все это только догадки и умозрительные представления. Ими пестрит литература о муравьях, особенно та, что издана в конце прошлого столетия. Но все догадки об усиках, как о своеобразном органе речи, не подкреплены ни одним конкретным примером. До настоящего времени ни один жест, ни одно движение усиков не разгадано и не переведено на понятный нам язык. Даже недавно в книге И.Халифмана “Пароль скрещенных антенн”, опубликованной на основании других книг, не приводится ни одного этого “пароля” хотя бы отдаленно подтверждающее столь образное ее название.

Между тем язык жестов у муравьев существует. Но он очень труден для расшифровки, так как жесты необыкновенно быстры и для не натренированного наблюдателя ненаглядны. В них отсутствует демонстративность. Наблюдатель, решивший изучать язык жестов, попадает в положение неожиданно оказавшегося среди оживленно “разговаривающих” между собою жестами глухонемых. Необходимо большое прилежание, настойчивость громадный запас терпения и, главное, многократная проверка наблюдений, чтобы открыть тот или иной сигнал, а затем установить его значение.

Несколько лет я наблюдал красногрудого древоточца Кампонотус геркулеанус и много дней провел возле его муравейников. Моим вооружением были бинокль с насадочными линзами, чтобы видеть муравьев под значительным увеличением, да походный стульчик. И, конечно, – терпение. Последнее было вознаграждено. Завеса, приоткрывавшая тайну языка красногрудого древоточца, слегка приоткрылась.

Язык жестов этого вида оказался очень богатым. Удалось подметить более двух десятков сигналов. Однако разгадать значение привелось только четырнадцати. Ради удобства каждый из них был назван по смысловому значению, переведен, так сказать, с муравьиного языка на человеческий. Это придает их описанию некоторый оттенок антропоморфизма, призрака которого так боятся современные биологи и которого здесь, конечно, нет и следа.

Вот сигналы, значение которых было мною разгадано. Когда до муравья доносится чужой запах, значение которого пока определить трудно, он настораживается, слегка приподнимается на ногах и широко раскрывает челюсти. Этот жест лучше всего выражается словом: “Внимание!”

Если муравей почуял возле жилища запах незнакомого животного, запах муравья чужого вида или даже муравья своего вида, но выходца из другого враждебного муравейника, он широко раскрывает челюсти, поднимает кверху голову и с силой ударяет челюстями по дереву. Если запах очень силен, а муравей к тому же возбужден, то он ударяет челюстями несколько раз подряд. Муравьи, находящиеся рядом, принимают позы настороженности и раскрывают челюсти. Значение этого жеста можно передать словами “Внимание! Чужой запах”.

Читать еще:  Чем вывести муравьев с грядки

Когда муравейнику угрожает опасность, например, на него напали другие муравьи, муравьи-инициаторы бегают от одного жителя семьи к другому. Приблизившись к соплеменнику спереди, они трясут головой и ударяют, ею сверху вниз по голове встречного. Муравьи, принявшие этот сигнал, возбуждаются и в ответ на него сами трясут головой. Перевести этот сигнал следует словом: “Тревога!”

В гнезде красногрудого кампонотуса много крупных большеголовых солдат. В обыденном состоянии они вялы, медлительны. Очевидно, поэтому они и мало едят. Для возбуждения солдат требуется некоторое время. Если муравейник находится в стволе живой ели и выходы из него располагаются открыто, то несколько крупных муравьев-солдат располагаются возле главного входа и выполняют роль сторожей. Они время от времени слегка ударяют друг друга головой о голову. Удары эти наносятся в зависимости от положения соседа – спереди, сбоку или даже слегка сзади. Каждый такой удар несколько возбуждает апатичных муравьев-сторожей. Он является сигналом, и может быть передан словами: “Будь бдителен!”

Когда муравей поглощен какой-либо работой, его не всегда легко переключить на выполнение других дел. Муравей, который пробует отвлечь занятого труженика, получает от последнего короткий удар челюстями с расстояния, едва ли не равного корпусу. Этот сигнал равнозначен слову: “Отстань”. Получив его, занятого муравья больше не трогают.

masterok

Мастерок.жж.рф

Хочу все знать

Для мирмекологов (так называют специалистов по муравьям) несомненно только одно: муравьи умеют общаться с помощью звуков. И раз так — значит, у них совершенно точно есть слух и органы, которые (с довольно большой натяжкой) можно назвать ушами.

А «уши» муравьиные нисколечко не похожи на то, что мы с вами привыкли называть этим красивым словом. И «ушей» этих несколько видов. И слух — отнюдь не единственная их функция. И расположены они не только на голове, но и…

Ладно, обо всём по порядку.

Как известно, звуки могут распространяться не только по воздуху, но и по жидкости (например, воде) и даже по твердым телам (например, почве, стволам деревьев и листьям). И если для людей важнее всего «воздушные» звуки, то для муравьев, которые всю свою жизнь ползают по земле, деревьям и другим твердым вещам, огромное значение имеют «твердые» звуки. (В принципе, человек тоже способен слышать «твердосубстратные» звуки. Вспомните Василису Прекрасную, которая прикладывает ухо к земле, чтобы услышать, далеко ли скачет Кащей Бессмертный на своем богатырском коне.)

А чтобы такие «твердые» звуки распознать, нужно уметь воспринимать вибрации, колебания субстрата. И для этого мало двух ушей на голове — органы слуха должны быть расположены везде, где только организм соприкасается со «звучащей» поверхностью, то есть практически по всему телу.

Рис. 1. Строение хордотонального органа. Сколопидии, как струны, натянуты между кутикулой и гибкой мембраной. Когда кутикула сдвигается, она тянет за собой сколопидий и вызывает возбуждение расположенного в этом сколопидии нейрона.

По строению эти органы тоже ничуть не похожи на уши людей или, скажем, зайцев. Поскольку они не должны воспринимать пролетающие в воздухе волны, то им совершенно ни к чему тот наружный «уловитель» в виде раковины, который мы и привыкли называть ухом. А состоят эти слуховые органы из своеобразных «струн» (они называются сколопидии), натянутых между кутикулой (наружным скелетом насекомого) и специальной гибкой мембраной. Каждый сколопидий состоит из трех клеток, одна из которых — нервная. Если поверхность, к которой прикасается муравей, станет колебаться, то кутикула начнет тянуть сколопидий. Когда сколопидий растягивается, то нервная клетка под воздействием натяжения возбуждается и отправляет импульс в соответствующий нервный узел. Таким образом колебания поверхности превращаются в нервные импульсы, и муравей слышит звук. Вышеописанные органы называются хордотональными и занимаются не только различением звуков, но также и проприоцепцией — то есть они чувствуют растяжение мышц и определяют положение тела в пространстве.

Итак, с «твердыми» звуками мы разобрались. Но слышит ли муравей также «воздушные» звуки? Однозначного ответа на этот вопрос пока нет, однако можно экстраполировать на муравьев данные, полученные на других насекомых — например, комарах и мухах.

А мухи и комары умеют слышать «воздушные» звуки с помощью специальных щетинок, расположенных на усиках. Звуковая волна шевелит такую щетинку, щетинка тянет за сколопидий, от этого расположенный в сколопидии нейрон разряжается и отправляет в нервный узел импульс. Такие органы слуха называются джонстоновыми органами. Они являются подтипом хордотональных органов и чувствительны только в ближнем поле (обычно на расстоянии не более десятков сантиметров). Нетрудно понять, что они будут ощущать не только звуки как таковые, но и любое колебание воздуха — например, ветер, вызванный приближающейся мухобойкой.

И кроме того, у насекомых есть еще один вид органов чувств, способных к восприятию звуков, — трихоидные сенсиллы. Этим сложным словосочетанием называются крохотные щетинки на теле насекомого. Эти щетинки непосредственно (а не через сколопидий, как джонстоновы органы) соединены с нервным окончанием, и, когда звуковая волна (или просто ветер) колеблет трихоидные сенсиллы, нервное окончание возбуждается и генерирует импульс, и в результате информация о колебаниях доходит до соответствующего нервного узла. У муравьев есть трихоидные сенсиллы, но вот достаточно ли они чувствительны, чтобы воспринимать звуки, до сих пор окончательно не выяснено.

Рис. 2. Усики муравья (электронная микрофотография). На усиках расположены джонстоновы органы, а также много трихоидных сенсилл, но неизвестно, достаточно ли они чувствительны, чтобы слышать звуки.

Зато кое-что известно насчет того, как муравьи используют звуковую сигнализацию.

Например, муравьи-кампонотусы, или древоточцы, выгрызающие свои гнезда в древесине, ударяют челюстями или брюшком по стенкам гнезда, чтобы призвать сородичей на его защиту.

А еще многие муравьи умеют стрекотать, потирая брюшком о специальные «тёрки» на стебельке между грудью и брюшком (рис. 3). Стрекот получается еле слышным, человеческое ухо едва различает его даже на близком расстоянии. Однако муравьям такой громкости достаточно, и они прекрасно могут общаться друг с другом с помощью стрекотания.

Рис. 3. Большинство муравьев издают звуки с помощью трения брюшка (Gaster) о стебелек (Postpetiole).

Например, это стрекотание передается через почву. Сородичи могу откопать закопанного в песок муравья, услышав его «крики о помощи».

И через листья и ветви деревьев вибрация от стрекотания тоже передается. Используют это некоторые муравьи весьма неожиданным образом. Оказалось, что у муравьев-листорезов вибрация брюшка передается к челюстям (мандибулам). Когда мандибулы режут лист, то вибрируют с частотой около 1 кГц (тысячу раз в секунду!). Благодаря этому лист режется если и не быстрее, то ровнее и аккуратнее.

А позже выяснилось, что муравьи чаще стрекочут, когда режут не более жесткие, а более вкусные листья! Оказалось, что при этом к более крупным рабочим муравьям подбегают более мелкие. Потом крупный рабочий тащит срезанный лист в муравейник, а мелкие забираются на лист и едут на нём. Но они не просто катаются, а, например, защищают рабочих-носильщиков от мух, которые пытаются отложить на тело крупных рабочих свои яички.

Недавно выяснилось, что звуки для общения используют не только муравьи, но и их паразиты. В муравейнике обычно живут сотни видов других насекомых. Среди них — гусеницы некоторых бабочек-голубянок. Эти гусеницы похожи на личинку определенного вида муравьев по виду, а главное, по запаху. Рабочие муравьи, найдя такую гусеницу, тащат ее в гнездо. Гусеницы некоторых видов продолжают так хорошо подражать личинкам, что рабочие муравьи кормят их, как своих собственных младших сестер (рабочие муравьи — это бесплодные самки, а личинки — их сестры).

Недавно выяснилось, что гусеницы и куколки «голубянок-кукушат» издают звуки, подражая взрослым муравьям. При этом, как оказалось, у муравьев-хозяев (одного из видов рода Myrmica) матки и рабочие муравьи стрекочут по-разному. Если проигрывать рабочим звуки, издаваемые маткой, они окружают источник звука и принимают характерные «защитные» позы, как будто охраняют настоящую матку. Хитрые гусеницы и куколки голубянок подражают именно звукам матки, и рабочие муравьи бросаются их охранять!

Этот пример показывает, что звуки могут играть в жизни муравьиной семьи важную роль: в частности, королевский «хорошо поставленный голос» помогает матке занимать высшую ступень в иерархии. А значит, муравьи хорошо различают разные звуки своих сородичей — чем бы они ни слышали…

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector